Культура

Балетмейстер Наталья Терентьева: балет — это тяжелый, но благородный труд — каждый день и всю жизнь

23 мая в Сыктывкаре открывается XXVI международный фестиваль оперного и балетного искусства “Сыктывкарса Тулыс”. Во второй день фестиваля зрителей ждет сразу два одноактных балета “Жизнь как день…” и “Вальпургиева ночь”. Первый, по задумке хореографа-постановщика Натальи Терентьевой, представит труппу публике и впустит зрителя в святая святых — балетный класс, где проходит большая часть жизни артистов, а второй продемонстрирует результат трудов в балетном зале. Корреспонденты “Коми ньюс” побывали на генеральной репетиции, сдаче балета и задали несколько вопросов постановщику.

Кандидат культурологии Наталья Терентьева, приехавшая из Челябинска, чтобы поставить два одноактных балета, работает с труппой Государственного театра оперы и балета республики Коми уже в четвертый раз, однако выступает в роли хореографа и постановщика в Сыктывкаре впервые. В постановке балета “Барышня-крестьянка” Марии Большаковой она работала педагогом-репетитором, также занималась с труппой в “Щелкунчике” и готовила ее к гастролям в Великобритании.

В день генерального прогона мы застаем балетмейстера с микрофоном в зале, а труппу — на сцене в тренировочных костюмах — сценические готовы еще не все, хотя их в этот раз немного. Минимум костюмов и декораций, подготовленный в ускоренные сроки стало одним из условий постановки балета. Наталья Терентьева, в жизни обладающая очень мягким голосом, жестко и требовательно комментирует точность исполнения элементов и поддержек, порой пеняя артистам за растопыренные пальцы, “недокрученные” прыжки или кем-то оставленный на сцене пакет, в то же время напоминая приболевшей балерине об осторожности и хваля точно сделанные поддержки.

 — Педагоги балета — очень своеобразные люди, да и приходят к педагогической деятельности не все. Для того, чтобы быть педагогом, нужно иметь очень хорошую школу. Если ты педагог кордебалета, то должен знать все кордебалетные спектакли за каждого человека. Педагог солистов должен знать все сольные партии — все движения и их последовательность. Еще для педагога балета очень важно иметь поставленный голос в репетиционном зале. В жизни я могу беседовать тихо и мягко, но когда я прихожу в зал, тембр голоса должен меняться, потому что никому ни в одном театре не нужны шептуны. Репетиционный зал — это большое помещение, тебя в нем должно быть слышно в каждом углу. Люди должны понимать твою интонацию — когда ты требовательная, когда мягкая, — рассуждает после прогона балетмейстер. В нашей педагогике даже есть объяснения: сделай прыжок и приземлись бесшумно, как кошка. Или мы говорим: руки должны быть, как лепестки цветка — раскрываться. Говорят, что в балете все передается из рук в руки: я станцевала и тебе передаю свой опыт — нет, балет передается из души в душу. Это очень трогательный и индивидуальный процесс.

Именно этот процесс, закрытый от посторонних глаз и предстоит увидеть зрителю в одноактном балете “Жизнь как день…”. Длящаяся чуть более 40 минут постановка состоит из девяти перетекающих друг в друга танцев — массовых, групповых и дуэтов, которые рассказывают об одном дне из жизни артистов балета.

 — Чтобы стать артистом балета, ребенку нужно учиться с 10 лет, потом он идет в училище, заканчивает его, приходит в театр, где все начинается по-новой. Каждый день балетных начинается одинаково для всех — солистов и кордебалета — с урока классического танца, экзерсиса. Затем — репетиция, потом — несколько часов отдыха, во время которого никто, как правило, не гуляет по городу и редко уходят домой — всегда есть какие-то дела: подшить тапки, что-то погладить. Вечером — снова репетиция или спектакль, после которого ты приходишь домой и тебе уже не хочется никуда идти и ни с кем знакомиться — у тебя очень узкий круг общения за пределами театра, а все общение здесь, в этом мире. И так каждый день. И жизнь проходит как один день, — рассказывает балетмейстер. — Учебный процесс балета тоже всегда закрыт, даже для родителей. Ребенок попадает в училище, занимается там. Его отчисляют, а родителям даже ничего не объясняют. “Не справляется с техникой, не берет материал” — все, документы в окно, забирайте ребенка. Так и в театре — зритель тоже не видит закулисной работы — на сцене ему показывают лишь красивый ее результат. Я хотела показать весь процесс, потому что с ним мало кто знаком. Кроме того, я обратила внимание на то, что в Ковент-Гардене в последнее время стали продавать билеты на репетиции. У них есть для этого специальные залы — можно прийти посмотреть любую репетицию. Значит это зрителя интересует.

Как и любому коллективу состоящему из живых людей, а особенно — существующему замкнуто — балетной труппе не чужды человеческие страсти и переживания. Мы видим обиду, сочувствие, гордость и даже слышим голоса тех, кто на сцене всегда молчит. Видим тех, кто безмерно влюблен в балет, и тех, кто влюблен того, кто стоит по соседству за станком.

 — В вашей труппе очень много преданных балету и неравнодушных людей. Это артисты со стажем, которые очень любят театр. Это костяк труппы — Супрун, Миронов, Полищук. У новеньких тоже очень заинтересованные открытые лица и сердца. Когда труппа большая — все в ней крайне амбициозны, с самомнением, а ваша труппа проще, лучше по качеству, ближе по общению, очень теплая. С ними приятно работать, они идут навстречу, — характеризует работу в коллективе Наталья Терентьева. — Сейчас, когда они стали выезжать на гастроли, у них тоже появилась уверенность, раньше труппа была скромная и не очень уверенная, сейчас же он чувствуют свою востребованность.

Артисты выходят на сцену под музыку Чайковского, Пуни и Генделя, которую специально для труппы долго и тщательно подбирала балетмейстер. По ее словам, второго такого спектакля быть не может — он будет уже совершенно про других людей и под иную музыку.

 — Я наблюдала за труппой, подмечала какие-то моменты и перенесла их на сцену. В труппе есть разные типажи. Конечно, мне хотелось показать их всех: кто что может, как можно делать связки, техническое мастерство, всю палитру, широту мастерства этой труппы. Чтобы показать техническое мастерство, я взяла Генделя — это достаточно быстрая, ритмичная музыка — два адажио “Любовь и случайность” и “Подари мне любовь”. Я делала оба адажио на исполнителей (Наталья Супрун и Роман Миронов). Я видела их перед собой, уходила домой, вечером думала, как что-то можно соединить, что из этого выльется. И вот сейчас я смотрю на артистов и вижу, что они танцуют это с большим удовольствием. Я не спрашиваю их — нравится им то, что они танцуют, я смотрю на их лица, на то, как они это танцуют и все становится понятно. Очень важно, чтобы и зритель тоже понял, что я хотела сказать, — подчеркивает она.

Наталья Терентьева уверена, что подробный рассказ об искусстве танца откроет этот мир для десятков маленьких зрителей, которые тоже захотят встать к станку и разучивать экзерсис.

 — Наверное, в 75% случаев дети из балетных семей продолжают династию. Ребенок уже рождается с определенными ногами, с руками нужной для балета длины, с подъемом — отличными “техническими” данными, кроме того, балетные родители могут эти данные развить. И есть прекрасные примеры. Дети идут по стопам родителей — это
тяжелый, но такой благородный труд.

Второй одноактный балет “Вальпургиева ночь”, шедевр мировой хореографии, был заказан к постановке театром на Грант Главы республики. Изначально “Вальпургиева ночь” была отдельным действием в опере “Фауст” Шарля Гуно, но в силу своей яркости и выразительности музыкального и хореографического языка обрела самостоятельную жизнь на балетных сценах мира. В Сыктывкаре “Вальпургиева ночь” ставилась по хореографии балетмейстера театра Станиславского Михаила Лавровского, создавшего балет в 2008 году.

Как отметила Наталья Терентьева, постановку пришлось достаточно много адаптировать, поскольку она была рассчитана на несколько большую труппу, но и сцену — тоже большую, поэтому в результате все легло хорошо: артистам едва хватает места, чтобы на сцене не было тесно.

Чтобы подписаться на наш Telegram и быть в курсе самых важных новостей, достаточно пройти по ссылке и нажать кнопку «Open channel».

Комментарии