Происшествия

Из Сыктывкара депортировали турецкого фермера, «угрожающего безопасности России»

Акчай Емер, гражданин Турции, уже 20 лет живущий в Сыктывкаре и занимающийся сельским хозяйством, выдворен из России за нарушение миграционного режима. Сам фермер считает, что причиной его внезапного изгнания стал конфликт между двумя странами. Об истории изгнания рассказывает «Радио Свобода».
Фото "Радио Свобода"

Живет изгнанник, точнее уже жил, в Эжвинском районе столицы Коми неподалеку от ЛПК. В десяти минутах езды расположена ферма, которую он приобрел несколько лет назад и планировал серьезно расширить свое дело. В Сыктывкар Акчай Емер попал в начале 90-х — его дядя в 1992 году приехал на заработки в Москву и спустя два года уговорил приехать и племянника. Потом друзья позвали Акчая в столицу Коми, где занимались строительством кардиологического диспансера. Здесь турок открыл пекарню и успешно занимался этим бизнесом до кризиса 1998 года, когда дело резко стало убыточным.

Потом Акчай пробовал заниматься лесом, возил «кругляк», однако из-за выросших госпошлин от лесного бизнеса пришлось отказаться. Так родилась идея заняться животноводством — Акчай взял в аренду землю, купил скот и оборудование. Сегодня в коми-турецком хозяйстве около 60 голов телят, коз и баранов, к концу года поголовье должно было увеличиться вдвое, однако планы рухнули — вместе со сбитым турецкими военными Су-24.

Вид на жительство в России Акчай Емер получил 13 октября 2005 года и продлевал его каждый пять лет, как того требует закон. Последняя пролонгация была в 2015 году, то есть находиться в России фермер мог до 2020 года.

Тем не менее 4 декабря 2015 года в управление миграционной службы по Коми поступило письмо от заместителя руководителя управления ФСБ по региону, в котором отмечалось, что своими действиями Акчай Емер «создает угрозу безопасности России», поэтому его вид на жительство необходимо аннулировать. В документе особо подчеркивалось, что гражданин Турции 18 раз за последние три года привлекался к административной ответственности.

Действительно, Акчай 15 раз получил «административку» за нарушение правил дорожного движения. Однако сам он уверен, что неприятности начались только после сбитого на границе Турции и Сирии российского истребителя. Рассказывает, как его машину первый раз остановили в конце ноября 2015 года. «Они меня спросили: «Почему в самолет стреляли?» При чем тут я? Я же не государство. Я не политик. Почему я должен отвечать за это?"

«Последние четыре месяца меня постоянно останавливали, причем как террориста, — Акчай показывает руками машину инспекторов ГИБДД, которая, по его словам, шла наперерез. — Первый раз он сначала спросил про самолет, а потом сказал: «У тебя номер грязный». А я говорю: «Он чистый». А он: «Не кричи».

В другой раз, по словам Акчая Емера, ему пытались выписать штраф за то, что он якобы чуть не наехал на бабушку. «Она шла в 10 метрах от машины. Я им (инспекторам ГИБДД. — РС) говорю: «У меня видеорегистратор есть. Давайте посмотрим». Они мне: «Не кричи». Так ведь я не кричу. И так четыре месяца. У меня есть нарушения ГИБДД, но их «сделали». У меня за 22 года не было нарушений, — Акчай делает затяжку, вздыхает, поднимает глаза к потолку. — Мне обидно и больно было».

Такие встречи, по словам Акчая, повторялись несколько раз, а потом у него аннулировали вид на жительство и предписали уехать из России, где у него остаются жена и 16-летний сын.

Еще два административных взыскания он получил за незначительное нарушение режима пребывания в стране, а последнее — за нарушение правил карантина животных и других санитарно-ветеринарных правил, что, по мнению ФСБ, является угрозой безопасности российских граждан. Об этом случае Акчай стал рассказывать, размахивая руками.

Через несколько дней после падения Су-24 на ферму приехала большая делегация — сотрудники ФСБ, ФМС и Россельхознадзора. Последние проверяли очень тщательно и нашли-таки два нарушения. Во-первых, в заборе, расположенном по периметру фермы, оказалась дырка. Вся территория огорожена бетонными плитами за исключением участка в несколько метров. «Я в Коми фермы знаю, там вообще не закрывают территорию», — возмущается Акчай. Вместо предложения заделать ее хозяин фермы получил взыскание. Второе нарушение — собака, на которую не оказалось документов. По словам Акчая, он стал подкармливать бездомного пса, который остался жить около фермы. Ему смастерили будку, посадили на цепь. «Это не моя собака. Мне жалко, я ее кормлю». А проверяющие: «Где на нее документы?» — пересказывает он диалог. По мнению сотрудников Россельхознадзора, и эта ситуация несет угрозу безопасности граждан.

Именно поэтому в управлении миграционной службы 8 декабря 2015 года аннулировали вид на жительство Акчая Емера. Ему направили письмо с предложением прийти в ФМС 29 декабря, где и сообщили о том, что у него больше нет законных оснований находиться в России.

На следующий день Акчай Емер нашел адвоката и обратился в Сыктывкарский городской суд, потребовав признать незаконным решение об аннулировании вида на жительство. Процесс длился два месяца. В начале марта суд встал на сторону ФМС.

«Оценив предоставленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что, получив от управления ФСБ России по Республике Коми информацию о том, что Акчай Е. своими действиями создает угрозу безопасности Российский Федерации, Управление ФМС России по Коми обоснованно аннулировало его вид на жительство», — написано в решение суда.

Акчай подал апелляционную жалобу, рассмотрение назначено 5 мая. Но поскольку ему пригрозили, что вышлют из страны насильно, купил билеты на 20 апреля. Друг Ачкая, турок, который прожил несколько лет в Сыктывкаре, также попал под немилость УФМС — здесь у него была пилорама, но в начале 2016 года у него аннулировали вид на жительство и попросили покинуть Россию.

«Какой терроризм? Мне 56 лет, сыну — 16», — в нашей беседе он чаще всего говорит про сына. Рассказывает, что Дениз хорошо учится в школе, понимает турецкий, только почти не говорит, помогает в домашних делах родителям.

Акчай уверяет, что если решение сыктывкарского суда не пересмотрят, то намерен присылать семье деньги. Как минимум до конца сентября 2018 года — именно такой срок указан в уведомлении УМФС о запрете въезда на территорию России.

Только после этого Акчай приедет в Сыктывкар. Или сын, которому исполнится 18 лет, сможет навестить отца в Турции.

«Это не мой штраф, это штраф моего сына. Ему сейчас 16 лет, и он два года не сможет приезжать ко мне в Турцию. Я не политик, не нарушитель, а отношение такое», — говорит Акчай, добавляя, что ради семьи готов обратиться в Европейский суд по правам человека. Но заявление, вероятнее всего, напишет уже в Стамбуле.

Источник: «Радио Свобода».

Чтобы подписаться на наш Telegram и быть в курсе самых важных новостей, достаточно пройти по ссылке и нажать кнопку «Open channel».

Комментарии