Культура

Актриса Мария Коровина: «Это моя жизнь, и я сама решаю, как мне ее прожить»

Иван Федосеев: Мария Коровина
7 апреля на большой экран выйдет фильм Александра Прошкина «Охрана» о жизненных перипетиях охранниц, работающих на разорившемся металлургическом заводе в глухой провинции. Главную роль в новой ленте мэтра отечественного кино сыграла актриса театра драмы им. В. Савина Мария Коровина.

Несмотря на очевидную и неожиданно открывшуюся для провинциальной актрисы, выпускницы Санкт-петербургской академии театрального искусства большую перспективу, Мария не только не уехала в Москву, чтобы продолжить карьеру, но даже не осталась в родном театре, отдав предпочтение бизнесу в Чебоксарах. О том, какой она видит свою дальнейшую жизнь, об отношениях с коллегами и о причинах своего — со стороны — несколько странного поступка Мария, приехавшая в Сыктывкар, чтобы сыграть в спектаклях «Вид в Гельдерланде» и «Truffaldino il servitore», рассказала в интервью порталу «Коми Ньюс».

- Когда вы последний раз были в Сыктывкаре, выходили на сцену?

- Я приезжала в ноябре, играла «Truffaldino il servitore». И пока актерской деятельностью я занимаюсь только здесь, если не считать фестивали, связанные с фильмом «Охрана»: «Окно в Европу» в Выборге, «Восток & Запад» в Оренбурге, фестиваль в Туле, но на него я не смогла поехать. Скоро состоится официальная премьера фильма — это будет в конце марта в Москве, на нее я уже приглашена, а в кинотеатрах «Охрана» выйдет 7 апреля.

- Чем же вы занимаетесь в Чебоксарах, если не актерской деятельностью? Ведь уехали вы туда, имея хорошие позиции в театре, только что снявшись у одного из лучших российских режиссеров.

- Это бизнес, сетевой маркетинг. Я знаю, что многие этого не одобряют, но мне все равно, что думают другие: это моя жизнь, и я сама буду решать, как мне ее прожить. Но я не закрыла двери в профессию. Театр еще будет в моей жизни — просто не так, как это принято в Сыктывкаре, например, но как это будет, я пока не знаю. Я не прощаюсь, и спасибо большое Академическому театру драмы им. В. Савина за то, что меня приглашают — я приезжаю с удовольствием.

Мария Коровина

Мария Коровина Фото: Иван Федосеев

- Нет желания вернуться?

- Вернуться совсем — нет. Понимаю, что может быть всякое — человек предполагает, а бог располагает, но пока в мои планы на ближайшие пять лет возвращение сюда не входит.

- Значит, вам в Чебоксарах хорошо?

- Хорошо. Если бы было плохо, я бы уехала.

- Почему не столицы, где возможностей для молодой актрисы, уже успевшей сыграть главную роль в фильме, отмеченной на крупнейших кинофестивалях страны, наверняка больше?

- Потому что мой отъезд был связан с конкретной деятельностью, и самый оптимальный вариант для нее — это Чебоксары.

- Как коллеги реагируют на то, что работают с актрисой?

- Они все хвастаются, когда меня с кем-то знакомят, тут же говорят: «Это актриса, она там снималась, скоро выйдет фильм». Хорошо, актриса, снялась в фильме, но не будешь же постоянно на эту тему разговаривать, то есть все равно так или иначе складывается обычное общение.

- А как режиссер фильма «Охрана» Александр Прошкин отреагировал на ваше решение?

- Он его не одобряет.

- Получается, на сцену вы выходите довольно редко. Не боитесь потерять форму?

- Боюсь. Раньше я преподавала речь и движение и хочешь-не хочешь себя держала в форме. Сейчас я чувствую, что некоторые навыки начали теряться. Когда это особенно ощущается, делаю упражнения, но, вообще, понимаю, что это все может уйти. С другой стороны, у меня есть время на танцы, растяжку, то есть физическую форму я не теряю. Нужно сказать, речь очень важна в театре, а в кино все по-другому. В кадре нельзя «додышивать». В первый день съемок мне сразу сказали: «У тебя очень хорошая речь, но надо сделать ее чуть-чуть хуже». То есть нельзя все выговаривать, потому что в жизни мало кто так говорит. В целом, если говорить о поддержании формы: у меня есть инструмент, и я знаю, что делать, чтобы его восстановить.

Мария Коровина

Мария Коровина Фото: Иван Федосеев

- Наверное, Чебоксары в плане культуры — город, более интересный, чем Сыктывкар. Может быть, можно попробовать там двигаться в творческом направлении?

- Да, там есть национальный театр, драматический, музыкальный, кукольный, филармония, альтернативный театр в духе нашей «Фантастической реальности». В Чебоксарах проходят кинофестивали. Может быть и можно попробовать себя там, но меня полностью устраивает наш драматический театр. Кроме того, я носитель коми языка, так или иначе Республика Коми способствовала тому, чтобы я стала актрисой и училась в Санкт-Петербурге. Зачем я, грубо говоря, буду менять шило на мыло, начинать все сначала? Если работать в театре, то только в Сыктывкаре.

- Но вы же уже человек узнаваемый, может быть, вами первой успели там заинтересоваться?

- Как я могу быть узнаваемой? Премьеры фильма еще не было, толком его никто не видел — в основном, родственники и друзья. Хотя, меня пригласили на запись выпуска «Comedy club», что было очень удивительно, потому что массовый зритель меня еще не знает. Но я не поеду на съемки — по времени они совпали с моим приездом в Сыктывкар, я играю здесь.

- Наверное, вам хочется новых ролей.

- Конечно, хочется. Но я понимаю, что если я хочу новые роли, я должна приехать сюда, никто не будет со мной работать на расстоянии — это неудобно и затратно. Но и к своему решению уехать я же не за один день пришла, не с бухты-барахты. Было много ситуаций, которые привели к этому, и я ни о чем не жалею. Кроме того, я открыла для себя много новых вещей: в театре ты живешь только театром, ты только здесь, и остальная жизнь проходит мимо. С одной стороны, это хорошо, потому что ты полностью отдаешься делу, с другой стороны, надо понимать что-то и о жизни вокруг тоже. Когда я была в театре, для меня, кроме театра, ничего не существовало, и если кто-то высказывал свое мнение по отношению к театру, которое не сходилось с моим, я очень возмущалась. А люди просто не относятся к этому так серьезно, да они и не должны.

Мария Коровина

Мария Коровина Фото: Иван Федосеев

- Как коллеги вас отпускали и как они встречают вас теперь?

- Это такой вопрос… Для начала скажу, у меня тоже характер не «спасибо». Есть актеры, которые были рады, что я уехала из театра, есть те, кто жалел меня — в том плане, что у меня хорошие перспективы, а я ими раскидываюсь, на их взгляд. Есть друзья, нам было жалко расставаться не только в творческом плане, но и в плане общения. Сейчас встречают, в основном, с интересом:, а что у меня происходит? А куда меня пригласили? Пригласили ли вообще? Некоторые просто держаться отстраненно. Но негатива нет, все нормально, я и не ожидала, что меня аплодисментами будут встречать.

- Вы сказали, что на ближайшие пять лет возвращение в Сыктывкар не входит. То есть какие-то планы есть. Осталось ли в них место театру и кино, какое?

- Не первое. Мне кажется, ничего нельзя ставить на первое место, кроме семьи. Потому что часто бывает так: когда ты на что-то начинаешь делать ставку, именно этот момент от тебя и ускользает. Я очень хочу, чтобы у меня была своя семья, и все родственники уже этого хотят. Кино — да, я хочу сниматься, работать в театре. Я хочу заниматься творчеством. То, что я делаю сейчас, несомненно, мне пойдет на пользу, потому что дальше я не хочу быть только актрисой, у меня есть более амбициозные цели, связанные с администрированием в творческой сфере. Тем более, я сейчас начинаю что-то понимать в рекламе, маркетинге.

- Что говорят родители? Наверняка, поступление в театральный ВУЗ уже было для них крутым поворотом, и вот только они привыкли к мысли о дочери-актрисе, вы снова разворачиваете жизнь на 180 градусов.

- Родители очень переживают, что я куда-то уехала. Папа вообще был против моей учебы в театральной академии, бурно выражал свое негативное мнение — он боялся, что я буду клоуном, спрашивал, зачем я тогда в школе хорошо училась, ведь мне эти знания будут не нужны, все они коту под хвост. В общем, шла бы я лучше в банковские работники. Но в итоге папа смирился. Сейчас, когда я ушла из театра, мама очень переживает. Она толком не понимает, чем я занимаюсь, она боится, что я останусь ни с чем: ни там не смогу добиться успеха и, возможно, здесь я не совсем корректно — по чьему-то мнению — обошлась с театром, и меня могут обратно не принять. Родители не очень хорошо относятся к тому, чем я занимаюсь. Вообще, мало кто хорошо относится к тому, чем я занимаюсь. Но ничего страшного.

Мария Коровина

Мария Коровина Фото: Иван Федосеев

- Все-таки как вы к этому пришли? Со стороны ваше решение, правда, кажется сумасшедшим, особенно после того, как вы сыграли в кино.

- Деньги, наверное, — это важная часть жизни. Я играла в театре, я преподавала в Гимназии искусств, работала с 11 утра до 9 вечера, в перерыве переезжала с одной работы на другую, попадала в пробки, опаздывала, писала объяснительные. Отработала так пять лет и подвела итог: я, вроде бы, востребована в театре, у меня есть главные роли, я преподаю в хорошем месте — и что? Своего у меня нет ничего. Заработать ни в театре, ни в образовании невозможно, обивать пороги министерств, чтобы выделили квартиру, мне не интересно. «Югор», в котором я живу, предоставляет комнату — спасибо Минкульту, главе. Но каждый год нас спрашивают, какие у нас планы насчет жилья. А я за это время не заработала столько, чтобы взять ипотеку. Получается замкнутый круг: вроде бы ты нужна, но жилья нет, финансового удовлетворения нет. При этом у меня склад ума совсем не бизнесмена, я не знала, с какой стороны к этому подойти — и вот мне предлагают дело, в котором и обучение сильное, и участвовать в этом не страшно. Конечно, я переживала, что ничего не получится, но мне уже так надоела эта ситуация, что лучше было попробовать. Я два года занималась этим в параллель с театром и преподаванием, и когда я стала зарабатывать в этой сфере больше, приняла решение: сначала ушла из гимназии, потом из театра. Кроме этого, я снялась в фильме, приехала в Сыктывкар, и целый год у меня не было ролей. Конечно, это обидно, хотя и другую сторону можно понять: вдруг бы я совсем уехала, зачем на меня делать ставку? В общем, надо было делать выбор.

Кадр из фильма Александра Прошкина «Охрана»

Кадр из фильма Александра Прошкина «Охрана»
 — Вы так боролись за свой курс, за его судьбу в театре, про ваш поход к главе республики написали почти все СМИ. А вышло так, что сами из театра ушли.

- Мне было интереснее сохранить те спектакли («Калевала» и «Прошлым летом в Чулимске» — ред.), они уникальные. И если бы они сохранились, возможно, сейчас все было бы по-другому. Я предлагала пригласить в театр руководителя нашего курса Андрея Дмитриевича Андреева, но театр не нашел возможности — снова финансовый вопрос. У нас столько творческих идей, а как доходит до дела, реализовать не получается. Вот так я и пришла к своему решению: того, за что я боролась, уже нет. Некоторые ребята остались — и молодцы, это здорово, что они играют в нашем театре, но все равно это не то, чего я хотела.

- Интересуетесь жизнью драмтеатра?

- Конечно. Я иногда по несколько раз в день захожу в группу театра «Вконтакте», смотрю, что там происходит. Наслышана о «Хануме», очень хочу ее посмотреть.

- Как говорят, сердце не щемит?

- Такое бывает, если я узнаю о хорошем спектакле — волей-неволей подумаешь, почему я здесь не играю. Но, повторюсь, я не жалею, что уехала, и рада за театр: когда я приезжала в прошлый раз, появились новые актеры, сейчас готовятся новые постановки, есть движение — и это прекрасно.

Комментарии