Общество

Сергей Коченгин: «В работе следователя нет места эмоциям»

:
25 июля в России отмечается День сотрудника органов следствия. Корреспондент «Коми Ньюс» встретился со старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Коми Сергеем Коченгиным.

- Вы работаете в органах уже восемь лет. Расскажите, как складывалась ваша карьера?

- Я родом из Перми, учился в Уральской Государственной юридической академии. После учебы проходил службу в прокуратуре Пермского края. Но я работал в одном городе, а жена в другом, поэтому, когда предложили обоим работу в Сыктывкаре, мы, не раздумывая, согласились. Сначала я попал в Корткеросский район. Там, в основном, расследовал преступления против личности (убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека по неосторожности). Потом 3,5 года проработал в Эжвинском подразделении следственного отдела по г. Сыктывкар, затем на должности следователя по особо важным делам в Сыктывкаре, а месяц назад был назначен на аналогичную должность уже непосредственно в республиканском следственном управлении. Занимаюсь расследованием резонансных должностных экономических преступлений, совершаемых на территории всего региона.

- Благодаря многочисленным фильмам и сериалам у обывателей сложилось мнение, что работа следователя окружена неким ореолом романтики — погони, слежка, задержание опасных преступников. Насколько это впечатление верно? Вы действительно супермен с «корочкой»?

- Работа следователя требует, прежде всего, много сил и терпения. Супруга и ребенок могут не видеть меня сутками. Я для себя взял за правило: если ты не сделаешь в 2 — 3 дня неотложные следственные действия, проведение которых необходимо для закрепления первоначальной доказательной базы, то можно упустить самые важные улики. Ведь злоумышленники не спят! Чтобы избежать ответственности, они будут предпринимать определенные действия — скрывать доказательства, оказывать давление на свидетелей. Поэтому, когда вы говорите, что я супермен, соглашусь с этим, только в одном случае: если уголовное дело будет расследовано в разумные сроки и максимально полно, а подсудимый понесет справедливое наказание. С детства привык, что если кто-то что-то нарушил, то этот кто-то не должен остаться безнаказанным.

Сергей Коченгин

Сергей Коченгин

- То есть профессию следователя вы выбрали еще в детстве? Почему?

- Мне всегда было интересно узнавать причины тех или иных явлений и событий. Примерно те же вопросы ставит перед собой следователь.

- Как удается сохранять самообладание? Ведь нередко следователям открываются по-настоящему шокирующие картины — жестокие убийства, изнасилования…

- Когда в первый раз шел в бюро судмедэкспертизы на исследование трупа я думал — будет страшно или нет? Но страха не было, я даже сам удивился. Просто причина смерти человека, который был жив еще совсем недавно, интересовала больше, перевесила страх перед неприглядной картиной. Преступления бывают разные, в том числе совершенные с особой жестокостью, поэтому следователю надо быть готовым к тому, что увидишь на месте, в нашей профессии нет места эмоциям. Да, для родственников это трагедия, но для нас важно, прежде всего, найти следы преступления, зафиксировать, изъять доказательства, дабы изобличить преступника, узнать причины, поэтому эмоции отходят на второй план. В итоге: не чувствуешь запах крови и не испытываешь отвращение.

- Работа наложила отпечаток на ваш характер?

- Если сравнить меня нынешнего и студента, который только пришел на службу, это, безусловно, разные люди. Но стержень остался прежний — я всегда был против беззакония. Несомненно, работа накладывает отпечаток, становишься жестче, сдержаннее, организованнее, но в обычной жизни я такой же семьянин, как и все.

Если вне работы увижу, допустим, пьяного на улице, ссору, драку, не пройду мимо — сообщу в полицию и добьюсь, чтобы на вызов обязательно приехали.

- Бытует мнение, что у правоохранителей с возрастом вырабатывается своеобразная профессиональная подозрительность. Это правда?

- У каждого своя специфика работы и у каждого есть профессиональные «болезни». У следователя это не столько подозрительность, сколько склонность к анализу. Посмотрев на человека, его поступки, поведение, я могу составить его психологический портрет. Ему об этом не скажу, естественно.

- Сколько длится среднестатистический рабочий день следователя?

- Нормы нет, иногда не спим сутками. В июне 2010 года в Эжвинском районе пропала 11-летняя девочка. Ее долго не могли найти и сразу возбудили уголовное дело по статье «Убийство малолетнего», начали проводить следственные действия. Ребенка искали полицейские, спасатели, волонтеры из числа местных жителей, до последнего верили, что она просто где-то гуляет. Но через три дня девочку нашли мертвой в заброшенной картофельной яме на окраине. Выяснилось, что перед смертью она была изнасилована. Тогда я не спал трое суток — ушло много времени на поиск доказательств и их закрепление.

- Насколько я помню, убийцей оказался несовершеннолетний приятель девочки?

- Да, так. На тот момент ему было всего 15 лет. Когда имеешь дело с несовершеннолетними, то всегда необходимо проверять их на склонность к фантазированию. В том деле и пострадавшая, и подозреваемый, и свидетели были детьми, поэтому проводились комплексные психолого-психиатрические экспертизы, версии тщательно проверялись. К тому же, парень плохо шел на контакт — ребенок из неблагополучной семьи, сорванец. Разговорить помогли психологи. В итоге мы собрали доказательства, которые указывали на причастность подростка к преступлению, и он дал признательные показания. Однако подозреваемый утверждал, что совершал преступление не в одиночку. Подтверждения версия не нашла. Подросток, задушивший 11-летнюю подругу из-за страха ответственности за изнасилование, получил максимальный срок, предусмотренный для такой категории преступлений — почти десять лет лишения свободы … Распутать это дело удалось благодаря слаженной и оперативной работе следственной группы.

- От таких рассказов холодный пот выступает…

- Не стоит примерять на себя происшествие, это изнашивает в эмоциональном плане и мешает объективному взгляду. Это важно для следователя — быть объективным, чтобы максимально верно определить мотив, обстоятельства, личностные характеристики, окружение преступника и понять причины.

- Вы также занимались расследованием прогремевшего на всю республику дела о коррупции в ГКУ «Дорожный контроль». Замешаны оказались должностные лица и даже сотрудник ГИБДД. Какие сложности были в расследовании?

- Дело «Дорожного контроля» — многоэпизодное, с большим количеством фигурантов. Потребовалось серьезное оперативное сопровождение, чтобы распутать все ниточки, и собрать доказательства. Основными уликами стали материалы прослушивания телефонных переговоров обвиняемых: в них мы и почерпнули подробные схемы их работы, способы передачи и получения денег, узнали роли участников преступной группы. Также было допрошено более 190 человек, изъято огромное количество документов, оргтехники, сотовых телефонов. В итоге грамотно организованная работа по уголовному делу, тактически верное и последовательное проведение следственных действий позволили собрать достаточную доказательственную базу. Обвинение предъявлено 15 лицам, в том числе организатору, 13 должностным лицам и сотруднику ГИБДД.

- А доводилось вам когда-нибудь встречаться с бывшими обвиняемыми на улице?

- Конечно! С одним преступником, осужденным за преступление средней тяжести, мы даже поздоровались при встрече. Хотя были случаи, когда бывшие обвиняемые узнают меня на улице, но взгляд отводят. Тут все зависит от раскаяния человека — если осознал свою вину, то и зла на меня не держит. Понимает ведь, что я выполняю свою работу.

- При таком графике у вас хватает времени на семью?

- У меня есть ежедневные семейные обязанности, которые я выполняю вне зависимости от загруженности на работе, хотя нередко после этого вновь возвращаюсь на работу, например, когда расследую экстренное, важное дело. Семья смирилась с этим, знает ведь, кем я работаю. Мне удалось найти равновесие между домом и профессией.

- Есть карьерная вершина, к которой вы стремитесь?

- Я считаю, что состоялся в профессиональном плане — люблю свою работу, выполняю ее качественно. Если руководство оценит мой труд, примет решение о назначении, то соглашусь, а мечты о какой-то должности у меня нет.

- В заключении хотелось бы услышать от вас пожелание коллегам в их профессиональный праздник.

- Желаю прежде всего мужества, терпения, надежного тыла — опоры и поддержки семьи, а главное — не изменять себе.

Комментарии