Общество

Сотрудница Нижне-Одесского интерната для престарелых и инвалидов просит о помощи

:
В заведении вынуждены сократить ставку культорганизатора. Женщина переживает, что после ее ухода подопечные лишатся последних радостных мгновений.

На днях на популярном сервисе онлайн-петиций change.org появилось обращение культорганизатора Нижне-Одесского Дома-интерната для престарелых и инвалидов Виктории Чиж.

«Я, Чиж Виктория, работаю в ГБУ РК «Нижне-Одесский ДИПИ» культорганизатором. В нашем учреждении проживает 102 человека, и все они являются инвалидами разной степени, из них 13 человек лежачие и не имеющие возможности выхода за стены ДИПИ. Но большинство — это колясочники и самостоятельно передвигающиеся люди, которые ведут активный образ жизни, посещают все наши и общепоселковые мероприятия.

Многие из проживающих имеют родственников, которые предали их, поместив в наше учреждение. Третья часть проживающих — из числа людей, которые побывали, и не один раз, в местах лишения свободы за разного рода преступления, и, оказавшись на свободе, попадают во власть алкоголя и криминала, а затем теряют здоровье, отморозив конечности (в последствии их ампутация).

И с такими людьми очень трудно найти взаимопонимание, так как они пережили предательство родных и друзей, совсем потеряв доверие к людям. И для таких людей мы обязаны предоставить все условия жизни, чтобы им было комфортно и уютно в нашем Доме-Интернате, чтобы они не чувствовали себя обделенными и не полноценными.

Теперь, когда по крупицам налажена работа, возвращается свет надежды в сердца и души этих людей, когда проведена колоссальная работа с проживающими, когда они потихоньку «оттаивают» от безразличия и предательства родных людей, начиная верить во что-то светлое, я узнала о сокращении ставки культорганизатора. Это еще один удар по их вере!

Нет, я не боюсь остаться без работы, я здоровый и сильный человек, смогу реализовать себя в любой сфере. Но я готова до конца отстаивать свою работу с этими людьми, потому что за то время, которое я проработала на этом месте, я поняла, что это именно мое дело! Да и как же они, мои старички? Они прекрасно понимают, что уйду я, и они окажутся никому не нужны. Что не будет ни репетиций, ни выхода на общие концерты, не будет такого огромного количества разных мероприятий, на которые приходят дети разного возраста, радуя наших проживающих. Что их ждет? Чем им останется заниматься? Опять погрузиться в алкоголь? А ведь в пьяном виде они способны на многое, вплоть до преступлений. А если это выйдет за пределы ДИПИ, в поселок, мешая жизни жителям поселка? А культорганизаторская работа гасит весь их негатив и тягу к спиртному. Когда они видят результат перед собой, когда видят, что их сосед, участвуя в художественной самодеятельности, поет и принимает активное участие в общепоселковых мероприятиях, и тоже, медленно, но верно, загораются желанием творить добро. Даже, казалось бы, совершенно потерянный человек оживает от сочувствия и сострадания к его персоне.

Тот, кто принимал решение о сокращении ставки культорганизатора, сидя в своих кабинетах, не понимает всей ответственности, и не знает реальной ситуации».

Как пояснила Виктория Чиж, новость о сокращении ставки культорга поначалу вызвала недоверие. Однако в Министерстве труда и социальной защиты Коми, куда обратилась за разъяснениями сотрудница Нижне-Одесского ДИПИ, подтвердили, что это не шутка и только развели руками — решение принято и обжалованию не подлежит.

Для справки: оклад Виктории Чиж составляет чуть более пяти тысяч рублей, со всеми надбавками на руки она получает примерно 12 тысяч рублей. За столь скромную плату, едва превышающую прожиточный минимум, Виктория занимается подготовкой и проведением культурных и спортивных мероприятий в стенах дома-интерната, выводит своих подопечных на поселковые мероприятия, проводит репетиции с постояльцами, занимается с ними вокалом, оформляет стенды и готовит декорации, а также работает отдельно с каждым из своих подопечных — поздравляет с праздниками, именинами, а порой и просто говорит по душам…

1 августа, когда ставка культорга будет официально ликвидирована, обязанности по организации досуга для постояльцев дома-интерната перейдут к специалисту по социальной работе. Надо ли говорить, что и без того загруженная работой сотрудница не будет успевать полноценно заниматься сразу несколькими делами?

- Видели бы вы их [проживающих в доме-интернате — прим. ред.] глаза, наполненные слезами, когда приходишь к ним с поздравлениями в честь их дня рождения! А ведь они эти открытки годами бережно хранят, завернув аккуратно в газетку, чтобы не помять или не испачкать невзначай. Они, как дети радуются песням, которые я для них пою просто так, без мероприятия, потому что они так хотят, — взволнованно говорит Виктория. — Неужели эти люди не имеют права на достойный отдых и развлечения наравне со здоровыми людьми? Особенно лежачие люди, которые кроме потолка над кроватью больше ничего не видят, так тихо и уходят, ничего не требуя взамен…

За комментариями «Коми Ньюс» обратился в региональное Министерство труда и социальной защиты. Как пояснила специалист по связям с общественностью Инна Лобанова, Нижне-Одесский ДИПИ — это прежде всего учреждение стационарного типа, основная функция которого — социальное обслуживание, а не культурный досуг.

- Держать ставку культурного организатора нецелесообразно, проводить концерты и мероприятия может и специалист по социальной работе. Специального образования в сфере культуры для этого не требуется, а времени много не займет — не так уж и часто праздники проходят. А то, что культработник решила написать петицию — ее право. Наверное, любой человек на ее месте, узнав о грядущем сокращении стал бы бороться за сохранение рабочего места, — резюмировала Инна Лобанова.

Между тем, под сокращение с 1 августа попадает и культорг Ухтинского психоневрологического интерната Мария Казмирук.

- Культурной работой с пациентами интерната я занимаюсь вот уже три года. Когда только пришла в интернат, мои подопечные были, осторожными, замкнутыми, даже чешки самостоятельно надеть не могли, а теперь танцуют и выступают на крупных мероприятиях, получают награды, дипломы, не чувствуют себя ущемленными! Затанцевали даже постояльцы с синдромом дауна. Среди них есть по-настоящему талантливые ребята, и кто будет заниматься с ними, когда я уйду? — рассказывает Мария.

Руководство учреждения, по словам Марии, переживает из-за предстоящего сокращения. В качестве альтернативы ей даже предложили остаться в интернате в качестве оператора стиральных машин или повара. Однако тогда оклад сократится вдвое, да и бросать своих подопечных и работу, в которую было вложено столько сил, Марии тоже не хочется.

- Надежда, конечно, умирает последней, поэтому мы сейчас усиленно готовимся к фестивалю инклюзивного танца, который пройдет в Москве — репетируем, шьем костюмы. В планах — поставить спектакль к Новому году, но удастся ли теперь — большой вопрос, — заключает Мария.

Комментарии