Общество

Туристы против ученых: в Коми спорят о способах посещения плато Маньпупунер

Сегодня в преддверии этнофестиваля «Люди Леса» в СГУ им. Питирима Сорокина прошла панельная дискуссия на тему «Маньпупунер — это наше все! Или Маньпупунер — это наше все?», в ходе которой студенты и эксперты попытались понять, как нужно и нужно ли вообще развивать туризм в столь притягательном, но труднодоступном месте республики.
Фото rkomi.ru

Структура панельной дискуссии выстроилась следующим образом: две противоположные точки зрения — “за” активное посещение туристами плато Маньпупунер и “против”- высказали студенты университета по направлению “Туризм”, далее к ним присоединились участники дискуссии — представители исполнительной власти, ученые, общественники, журналисты и собственно туристы, которые, несмотря на заявленную противоположность мнений, сошлись в jодном: с популярностью “раскрученного” объекта природного наследия уже ничего сделать нельзя, поэтому пускать посетителей на плато все-таки нужно, другой вопрос — какими путями и способами.

Первая группа студентов выступила “за” посещение плато и привела сравнительную статистику по схожим природным объектам. Так, при площади 721,3 тысяч гектар Печоро-Илычский заповедник обслуживает 36 человек, в то время как в заповеднике “Красноярские столбы” при площади 47,2 тысяч гектар работает 59 человек. Посетили же за прошлый год заповедник менее 350 человек, а “Красноярские столбы” — около 250 тысяч человек. “Мордовский заповедник” имеет площадь 32,1 тысяч гектар, его посетили более 4100 человек. С ростом популярности заповедника республики Коми увеличивается и количество несанкционированных проникновений на его территорию: в 2012 году было выявлено 13 нарушений, в 2013 году — 58 нарушений, в 2014 году — 95 нарушений. Как отметили представлявшие доклад студенты, большинство нелегалов наведывается из соседних регионов.

В качестве предложений ребята высказались за организацию кемпинга и большего количества троп, усиление охраны, а также предложили в местечке Усть-ляга открыть велопрокат и сделать путь до плато велосипедным, тем самым сократив недельный тур до тура выходного дня. Кроме того, студенты порекомендовали увеличить квоту на посещение заповедника и предложили воссоздать одного “каменного болвана” на территории этнопарка — для популяризации.

Фото Андрея Подкорытова

Фото Андрея Подкорытова

Вторая группа студентов рассказала про непоправимый вред, который наносят туристы экосистеме, а также припомнила несколько случаев вандализма. К примеру, в 2013 году немецкий альпинист совершил восхождение на самый высокий из “столбов выветривания”. В заключение девушки порекомендовали открыть на территории заповедника 2–3 сертифицированных оборудованных маршрута, усовершенствовать систему охраны и штрафов, а также усилить персональную ответственность руководителей туристических групп и самих туристов за их поведение на территории заповедника. Чтобы предотвратить растаскивание природного объекта в качестве сувенира, студенты посоветовали выпустить качественную сувенирную продукцию.

Руководитель ООО “Активный отдых” Сергей Семяшкин отметил, что в последнее время наблюдается рассогласованность действий республиканских властей и руководства заповедника.

- Плато есть, его никак не спрятать и не закопать. Оно привлекает туристов, поэтому наша задача-сделать так, чтобы они его увидели, но интересы заповедника были учтены. Было бы глупо, если бы французы не обращали внимания на то, что на их территории находится Монблан. Интересные для туризма объекты по всему миру используются и приносят деньги, их знают, благодаря им знают страны, где они находятся, знают их культуру, — обозначил необходимость демонстрации плато турист.

Заместитель председателя республиканского отделения Русского географического общества Петр Юхтанов назвал выступление студентов проявлением правового нигилизма, подчеркнув, что прежде чем развивать на заповедной территории туризм, нужно изучить правовую базу и посчитать деньги.

- Заповедная территория должна быть заповедной. В сохранение заповедника вложены большие деньги, он существует 80 лет. Иностранцы приезжают и вздыхают: как у вас все сохранено. Для науки это уникальный объект! А сейчас зона тропы к плато -50 километров — это уже не заповедная зона. С тех пор, как пошел активный туризм, де-факто она выведена из заповедника, так как на ней заметно очень большое влияние человека и это очень плохо, но от этого никуда не денешься, — заметил он, предложив как минимум — зонировать заповедник.

Фото Даниила Коржонова

Фото Даниила Коржонова

Исполняющий обязанности директора Печоро-Илычского государственного природного биосферного заповедника Леонид Симакин представил позицию администрации заповедника и Минприроды относительно туризма на особо охраняемой территории.

Так, по мнению экспертов, все турмаршруты по заповеднику должны стать маршрутами одного дня. Любые ночевки на территории особо охраняемой территории будут исключены. Такое решение, по словам Леонида Симакина, принято не из-за нелюбви к туристам, а по практическим причинам: ночевки “тянут” за собой такие бытовые вопросы, как снабжение гостей дровами, необходимость организации туалетов и постоянную уборку мусора.

Сейчас по этой схеме разрабатывается пеший маршрут от восточной границы заповедника — истока Печоры до плато. Он уже давно “разработан” нелегальными туристами. Теперь же посетители заповедника будут ночевать в лагере на восточной границе, утром выдвинутся в путь к столбам, а вечером вернутся на ночевку в лагерь. Кроме того, заповедник сделал все возможное со своей стороны для подготовки вертолетных экскурсий.

- Как показывает практика других заповедников, вертолетные посещения вредят природе меньше, чем пешеходные. Заповедник построил официальную, сертифицированную вертолетную площадку, отсыпанную гравием из местного материала. Вертолеты смогут прилетать, садиться, находиться у нас удобное им время. Вред от посадки вертолетов на плато исключается. У нас уже в районе первого останца горная тундра изрыта вертолетными колесами разных лет, они хорошо видны, сохраняются десятки лет. Для туристов организуют две смотровые площадки, с территории которых можно будет смотреть на столбы и их фотографировать. Бессистемного хождения по плато и обнимания столбов больше не будет, — подчеркнул исполняющий обязанности директора, заметив, что на территории заповедника разрешен только экологический туризм, а любителям экстрима стоит обратиться к другим территориям.

По словам Леонида Симакина, число посещений в этом году планируется увеличить. Туры могут быть организованы как со стороны Пермской области, так и со стороны Коми. Ближайший аэродром в республике — Троицко-Печорск. Кроме того, рассматриваются варианты маршрута через Якшу с посещением лосефермы и ночевкой на территории усадьбы.

Фото romantic-ustu.ru

Фото romantic-ustu.ru

Выслушав руководителя заповедника, присутствующие поинтересовались, планируется ли организовать маршрут со стороны Усть-Ляги. Получив отрицательный ответ, туристы, присутствующие в аудитории, скептически зааплодировали.

- Как так получается, что Свердловская область может заходить пешком, а мы не можем. Мы можем посетить плато только на вертолете и то — по турам Пермского края. Если пешком делать крюк в районе Перевала Дятлова, то это будет лишняя тысяча километров, — возмутился Сергей Семяшкин.

Леонид Симакин пояснил, что такова позиция не только заповедника, но и Министерства природных ресурсов.

- Обустроить этот маршрут таким образом, чтобы он соответствовал именно экологическому туризму, невозможно. Ни у кого нет таких денег. Где вы найдете столько денег, чтобы замостить 20 километров тропы? Их не даст ни государство, ни бизнес, потому что это сделать невозможно. Вы должны понимать, что такое северная природа республики Коми, что такое сырая тайга, где деревья там валятся каждый день. Тропу, даже если ее выложить, нужно будет ремонтировать каждый год и вкладывать денег столько, сколько не покрыть никакими туристическими доходами, даже если мы там поставим пятизвездочные отели. Это невозможно. Если мы сохраним обе тропы, то они перережут заповедник пополам, что тоже не приветствуется, — дал заключение директор.

Кроме того, он заметил, что в этом году будет усилена охрана восточной границы заповедника, что обходится недешево — 2 оперативных мобильных группы будут дежурить по очереди в течение месяца, а пермский туроператор “Северный Урал” является единственным оператором, который помогает заповеднику как организацией маршрутов, так и охраной. От республики же помощи по организации троп заповедник не ждет — это он может сделать на собственные средства, однако обеспечить транспортную доступность в Троицко-Печорский район самостоятельно не может. Добираться же из Сыктывкара до Троицко-Печорска нужно с несколькими пересадками и ночевками на вокзалах, что крайне неудобно.

Начальник отдела координации туристской деятельности Министерства культуры, туризма и архивного дела Наталья Макарова заметила, что дискуссия породила еще больше новых вопросов по теме, однако попыталась примирить противоборствующие стороны, призвав искать рациональные пути развития экологического туризма на республиканском и муниципальном уровнях.

К слову, представитель администрации Троицко-Печорского района присутствовал на дискуссии по скайпу виртуально, но в лучшем случае слышал то, что говорилось в зале — наладить двустороннюю связь техническому отделу так и не удалось. Аналогичная ситуация и с единственным активным туроператором “Северный Урал”, представитель которого хотел представить информацию о нелегальных туристах из соседних с Коми регионов.

- Сегодня это территория федерального значения, на которой иначе действуют республиканское законодательство. Организация туризма на такой территории — это бизнесовая история. Но у нас нет предпринимателя, который бы занялся этим, — констатировала Наталья Макарова, приведя в пример Пермский край, где “горят идеей” и даже занялись привлечением волонтеров для работы в заповеднике на летний период.

Чтобы подписаться на наш Telegram и быть в курсе самых важных новостей, достаточно пройти по ссылке и нажать кнопку «Open channel».

Комментарии