Культура

Актриса Светлана Малькова: «Люди устали от трагедий»

:
20 и 21 мая в театре драмы им. Савина — очередная премьера. В финале сезона режиссер Борис Лагода поставит комедийный детектив «Как пришить старушку» — историю о том, как доброта и всепрощение меняет даже совсем испорченных людей. Одну из главных ролей в спектакле — мошенницы Глории Гулок — исполнит Светлана Малькова. О предстоящей премьере, о роли комедии в современной жизни, и о том, как все успеть, актриса рассказала порталу «Коми Ньюс».

- Большинство спектаклей с вашим участием — «Женитьба», «Гарнир по-французски», «Слон», «Ханума» и вот сейчас — «Как пришить старушку» — комедии. Не надоело ли вам амплуа комедийной актрисы?

- До этого момента не задумывалась, что я много играю в комедиях. Себя комедийной актрисой не считала. Борис Борисович Лагода (режиссер спектакля «Ханума» — прим. ред.) усмотрел во мне, видимо, комедийное начало. Да и сегодня трагедий и драм в театре не так много. Наверное, время такое: людям устали смотреть печальное и грустное, хочется радости, хочется любви — я по себе знаю. Когда там «нескладуха», тут какие-то маленькие проблемы — они есть у всех, — хочется счастья, песен на полную громкость, на улице — цвета, красок побольше, поэтому люди и тянутся на комедию. Неспроста на «Хануме» постоянно аншлаг и не зря администраторы говорят, что им не приходится убеждать людей прийти на этот спектакль, потому что внимание привлекает уже само название, люди знают прекрасную музыку Гии Канчели по фильмам и понимают, что их ждет что-то светлое, радостное и счастливое.

- Спектакль «Как пришить старушку» обещает быть веселой комедией, но название, мягко говоря, не слишком позитивно. Как вы относитесь к тому, что пьеса Джона Патрика «Дорогая Памела» (иногда идет в театрах под названием «Дорогая Памела, или Как пришить старушку» — прим. ред.) на нашей сцене будет поставлена именно под таким заголовком?

- Название, конечно, могло бы выглядеть иначе. Но оно выбрано неслучайно — чтобы привлечь зрителя. Мы сегодня поставлены в такие рамки — сначала люди придут на название, а потом, посмотрев спектакль, придут в театр еще. Мы должны выжить в нынешних условиях, к сожалению, это так. Даже школьные спектакли, которые идут в нашем городе, тоже делаются с кричащими заголовками, чтобы людей что-то зацепило в афише.

- В этой комедии ваша героиня — Глория — одна из тех, кто намерен «пришить старушку». Вам легко такое играть? Как вы для себя ее оправдываете?

- Моя Глория поставлена в такие условия. Но, тем не менее, мы же выходим на другой финал. Свою героиню я, конечно, оправдываю — она идет на убийство старушки только потому, что ей надо выжить. Тем не менее, «пришить старушку» ей и ее сообщникам так и не случилось. Я бы даже сказала, что Памела возвысилась над нами — она принесла себя в жертву, чтобы мы жили хорошо. Если задуматься: можно ли, зная, что кто-то принес себя в жертву ради твоего светлого будущего, спокойно жить дальше? Большой вопрос.

- Получается, в характере Глории происходят изменения?

- Конечно! Она без памяти влюбляется в Памелу, любит ее как маму, которой, наверняка, у нее уже много лет нет. Глория лишена родительской опеки, любви, поэтому с младых ногтей шаталась по улицам, научилась бродяжничать и клянчить. Может быть, был у нее в жизни и момент проституции. Сейчас действующие лица спектакля — это взрослые люди, которые занимаются мошенничеством, но никогда не убийством. На убийство пришлось пойти от безысходности.

- Кажется, что Глория в чем-то напоминает Лавру (героиня спектакля «Эшелон» в исполнении Светланы Мальковой — прим. ред.)

- Может быть. И дело здесь не только в моем восприятии и в моей передаче — потому что все равно все пропускаешь через себя, нас так учили — проживать. Они обе — и Глория и Лавра — хорошие люди с большим сердцем, попавшие в очень плохие обстоятельства и вынужденные под них подстраиваться.

- Лавра в «Эшелоне» — один из самых трагических образов (насколько вообще в данной военной драме можно провести ранжирование героинь по этому качеству — у каждой своя трагедия). Тяжело дается эта роль, если — как вы сказали — все надо пропускать через себя?

- Правда, после этого спектакля надо какое-то время приходить в себя — о войне всегда очень трудно говорить. Я очень люблю Лавру в «Эшелоне». Она чуткая, смелая, трогательная, бескорыстная, любящая. А еще чучело, клоун — когда все плохо, она становится тем человеком, который разряжает обстановку. Я не курящая -, а тут приходится так стервозно и много курить, — много хохотать там, где не смешно, там где хочется плакать навзрыд. Моя дочь играет в этом спектакле и про меня в образе Лавры она говорит: «Ты такая отвратительная, но такая замечательная». Старший сын посмотрел спектакль с одноклассниками. Часть ребят не выдержали до конца — это трудно и долго, молодежь высидеть такое не всегда может. Но мой сын досмотрел, и, что удивительно, когда я вернулась домой, он так меня обнял — как никогда. И вот это объятие мне дало понять все: получилось, мой сын понял, проникся.

- Вы не только драматическая актриса — вы еще замечательно поете. Почему с такими вокальными данными не стали певицей, а выбрали театр?

- У меня потрясающе пели родители. А сама я еще в школе ходила в хор, потом поступила в педучилище, там познакомилась с удивительным и любимым моим педагогом Вязовой Еленой Александровной. В хоре я пропела года два три — и все, на селе это было никому не нужно, потом пела для себя: пасла коров — пела, почту разносила — пела, полы мыла — пела. Елена Александровна сказала, что идти мне надо не в педагоги, а в артистки — или петь, или играть в драматическом театре. И как раз в это время в театре им. Савина шел набор. Я пришла, и когда увидела, какое количество людей собралось, какого они роста и какой красоты, подумала: «Я-то что тут делаю?» — развернулась и ушла. На второй тур меня приволокли уже мои педагоги — и я поступила: наши замечательные артисты Михаил Андреевич Красильников, Галина Питиримовна Лыткина как-то сразу ко мне прониклись. Сначала здесь отучилась, потом в Ярославле… Выбрала драму потому, что здесь можно все: и петь, и танцевать, и говорить. Я счастлива, что работаю в этом театре.

- Но без драмы пришлось прожить несколько лет.

- Мне просто пришлось уйти. Очень трудное было материальное положение -и у нас, артистов, и в целом по стране. Однажды я получила заработную плату и не знала, что с этими деньгами делать: то ли за садик заплатить, то ли на них жить. Так получилось, что в течение целого года меня уговаривал программный директор одной из радиостанций перейти работать к ним. И я приняла решение — ушла из театра. Мы материально стабилизировались, и какое-то время мне было хорошо, но потом, когда вместе с радиостанцией чего-то достигли, я почувствовала такую тоску: там негде было развернуться, я как артист застопорилась. Хотя мы озвучивали очень много роликов, писали радиопередачи, я озвучивала книги и игры. Просто наступил какой-то предел, понимание, что я не расту, топчусь на месте. И в одночасье сообщила руководству о том, что ухожу. Ушла в никуда. В театре не было ставок, но меня с радостью взяли ведущей в ансамбль «Асъя кыа». Год я с ними поездила и поняла, что этого снова мало: заучила стихи, вышла, рассказала — и все. После этого вернулась в театр.

- Кроме того, что вы играете в театре, поете в ансамбле «Тагъя сур», участвуете в различных телевизионных проектах, вы еще преподаете в Гимназии искусств при главе РК и в республиканском Колледже искусств. При такой загруженности зачем вам это нужно? Наверняка, на преподавание, общение с учениками уходит много сил и времени.

- Зачем мне это надо — хороший вопрос. Я кайфую, когда работаю с ребенком, я радуюсь до слез, когда у нас что-то получается. И хочется поделиться с детьми своими знаниями и опытом -, а вдруг мы их направим в верное русло, вдруг это действительно тот самородок, та звездочка, которая потом вернется в наш театр. Ребята-подростки, которые ходят на театральные отделения, — свободны. Вот, например: есть руководитель какого-нибудь предприятия, офиса, он управляет людьми, но у него самого столько комплексов, зажимов, он не умеет от них освобождаться и выливает все свои проблемы на тех, кем руководит. Его бы к нам! Руки-ноги-язык освободить — и ты не будешь отрываться на людях, а будешь доброжелателен. Навыки, приобретенные на театральном отделении, пригодятся не только будущему актеру, это нужно, чтобы дети верили в себя, ничего не боялись, не стеснялись, не зажимались, а шли, не сдаваясь, к своей цели.

- При таком насыщенном графике и количестве сфер деятельности, где берете силы на все?

- Только в семье. Когда тупик, когда мне эмоционально плохо, я в лес бегу — еду в родное село моей мамы — Большелуг, — там много друзей, родственники, братья и сестры, там любимая река Вишера, свежий воздух, там мои корни. Или в родной Сторожевск, общаюсь с друзьями детства, моей любимой учительницей Валентиной Александровной Казариновой — к ней стараюсь заглянуть каждый свой приезд.

Комментарии