Культура

Актер Вадим Абдрашитов: «Сегодня в образовании происходит насильственная инфантилизация»

В третий день международного фестиваля фильмов о правах человека «Сталкер» народный артист России Вадим Абдрашитов рассказал сыктывкарскому зрителю про самую молодую режиссуру — студентов ВГИК, о проблемах современного образования, мужчинах и женщинах в кино и многом другом. «Коми Ньюс» публикует самые ярки отрывки из речи мастера.
Фото "Коммерсант"

Про ВГИК и современных абитуриентов

ВГИК — замечательное учебное заведение, с которым у каждого из кинематографистов связано множество воспоминаний. Институт дает очень мощную гуманитарную подготовку — в учебной программе есть циклы истории искусства, театра, всемирной литературы, что чрезвычайно важно в наше время. Дело в том, что нынешняя школа очень неполноценно выполняет свои функции, ее выпускники чрезвычайно слабо подготовлены. Раз в пять лет я набираю очередную мастерскую. Каждый раз, общаясь с абитуриентами, мы думаем, что достигли дна, хуже уже быть не может. Ничего подобного! Проходит пять лет, и приходят люди еще более дремучие. Подумайте только — в творческие вузы приходят молодые люди, которые не знают даже программу русской литературы. Поэтому первые два курса мы вынуждены нагонять это образование в виде курса русской литературы. На это уходят часы, но делать нечего — надо вырабатывать общий язык со студентами, они должны знать, кто такая Татьяна Ларина и чем она отличается от Кати Масловой.

Про причины упадка

Нынешние наши законы таковы, что человек обязан платить за второе высшее образование. Раньше выпускник вуза должен был отработать три года по первой специальности и мог вновь поступать на «вышку» бесплатно. Поэтому в творческие вузы приходило много уже взрослых людей. Дело не в том, что человек уже имел образование, а в том, что у него был минимальный жизненный опыт, который помогает в будущем творить. Ведь что бы режиссер ни делал, он все равно творит из себя, на своем жизненном материале. Нынешнее законодательство такое, что основной абитуриент для поступления в институты — вчерашний школьник. ВГИК помолодел фантастическим образом, ходят дети по институту. Они молодые у них все впереди, возможно, по-своему одарены, но им нужно завлекать в кино зрителя, они должны рассказать то, чего он не знает, поделиться своими раздумьями, эмоциями, создать некий смысл. Откуда это в 17 лет? В то время как вся передовая кинорежиссура в советское время — это были достаточно взрослые люди. Исключение из правил, которое это правило только подтверждает, — Тарковский, который пришел вчерашним школьником. И так не только в кино, но и в театральных вузах. Весь ренессанс отечественного кино — это 50-е годы. Духоподъемность была связана с тем, что в кино и театр пришли люди, опаленные войной — Чухрай, Гердт, Басов. Они получили страшный опыт, но при этом одухотворили им отечественную культуру.

О насильственной инфантилизации

Мы творческие мастера кино, театра, чувствуем то, что происходит. А происходит то, что можно назвать насильственной инфантилизацией. Насильственной потому, что принимают такие законы. Последние 15 лет мы занимаемся тем, что пишем бесконечные письма. Ведем переговоры с президентами, премьер-министрами, минэкономом, госдумой. Там кивают: «Ну да, надо что-то подправить…» А что подправить? Мы же подсказываем: просто надо на две смыслообразующие специальности — режиссуру и драматургию — разрешить поступать людям с высшим образованием на общих основаниях, чтобы они претендовали на бюджетные места. 15 лет везде кивают головами: «Мы все сделаем, тем более, раз уж для этого не нужны деньги». Но в итоге, как об стенку горох. Возникает вопрос — может, там наверху не нужны эти люди, со своим опытом, которые будут знать, какой фильм снимать, что говорить об этой жизни? Я другого объяснения не вижу, если оно вообще существует.

Про кинофестиваль «Сталкер»

«Сталкер» замечателен тем, что по завершении основной части фестиваля складывается коллекция премированных фильмов, а затем «Сталкер» развозит их по стране. Другими способами познакомить с ними зрителя никак — прокатчики не берут, на телевидении нужны другие фильмы. Мы, кинематографисты, за это очень признательны. Я связан со «Сталкером» давно. Работал сначала в жюри игрового кино, и попросился, чтобы меня перевели в кино документальное. И ни разу об этом не пожалел. Каждый год к декабрю жюри получает очередной киноурожай года — по 30 — 35 дисков с картинами. Я всегда с нетерпением их жду, потому что знаю, что нигде не смогу их увидеть. Считаю, что документальное кино во многом опередило игровое — по смелости, зрелости и гражданственности постановки задач. Игровое кино мечется, авторы редко могут сформулировать свою мысль, а документальное выдает поразительные картины по художественности решения задач в том числе. Однако его не видят в силу разных причин.

Про профессию режиссера

Режиссура такое дело, такое неопределенное как профессия, что когда мы набираем студентов, чувствуем момент колоссальной тяжести ответственности. Потому что когда принимаешь человека на матфак, то ты можешь сказать, что вот из этого выйдет хороший математик, а из этого нет. Но на режиссерской специальности по-другому. Многие не доплывают не то что до выпусков, а даже до дипломов. Не потому, что плохие, а потому что произошла ошибка в выборе профессии. Часто не хватает характера, чтобы что-то сделать, управлять большим коллективом, очень сложным, с современным производством разобраться не получается, особенно финансовым. Поэтому выпускников-режисеров мало. И судьбы очень сложные. Поступил в 17 — 18 лет, жизнь идет, он семьей обзавелся, ребеночком, надо деньги зарабатывать, кормить. И тут телевидение подвернулось! Читает сценарий — ужас! ужас! -, но деньги заработать надо. А что делать? В итоге снимает сериалы, халтуру. К сожалению, таких ребят не мало.

Про будущее выпускников ВГИК

Сегодня ничего не делается, чтобы выпускники «дошли», дозрели — только жизнь чему-то учит, старшие коллеги, но никаких твочерских семинаров нет. А при страшных большевиках очень много делалось — постоянные семинары, обмен опытом. Ни один выпускник ВГИКа тогда не исчезал бесследно — в Союзе кинематографистов была комиссия по работе с молодыми. Судьба всех выпускников отслеживалась, всех вытаскивали на семинары и специальные занятия.

О мужчинах и женщинах во ВГИК

Когда мы учились, в мастерскую брали всего двух девочек. Три года студенты-режиссеры работают на сценической площадке — прямо в аудитории разыгрывается огромное количество этюдов, кусков из драматургии, пьес, фильмов. Студенты-режиссеры работают друг у друга актерами, чтобы вырабатывать навыки общения — это забота номер один в нашем деле. Чтобы был подъемный драматургический материал, нужны исполнители женских ролей — вот и брали всегда двух девочек. Если бы мне тогда сказали, что у меня в мастерской будет две трети девиц, я бы не поверил! Почему так получилось? Они лучше. Они лучше себя показывают на экзаменах, больше работают, больше знают про жизнь, чем их сверстники. Потому что у нас время инфантилизации. Наш брат, который в штанах, на втором курсе уже творец, что-нибудь не сдал, потому что у него уже творческий кризис случился. А девушки в это время пашут, как землеройки.

О финансировании кино

С финансами туго. Власти нужно телевидение, как когда-то кинематограф нужен был, поэтому даже непонятно для чего существует кинематограф сегодня. Хотя следующий год объявлен «Годом российского кино». Для нас это поразительно — это абсолютный сюрреализм, при том, что происходит кино, при отсутствии денег полном. Но сюрреализма много в нашей жизни и это туда же, в ту же строку.

Вопрос из зала: «Наше документальное кино всегда носит оттенок обреченности. Это черта именно нашего кино или именно документалистики, как жанра?»

Абдрашитов (долго смеется над выражением «оттенок обреченности»):
Режиссер, автор говорит о том, что его волнует. Если его волнует проблема, то, даже не видя способа выхода, он о ней говорит. А что делать, если жизнь такая? Но вы не волнуйтесь, скоро появится благодушные документальные картины, скоро будет замечательное время, скоро наконец документальное кино докажет нам, что жизнь у нас в полном порядке.

Чтобы подписаться на наш Telegram и быть в курсе самых важных новостей, достаточно пройти по ссылке и нажать кнопку «Open channel».

Комментарии