Общество

Владимир Маркин: «Пиар на грани возбуждения»

Официальный представитель Следственного комитета России разродился авторской колонкой в «Известиях» под двусмысленным заголовком «Пиар на грани возбуждения». Владимир Маркин рассуждает о реакции СМИ на громкие задержания губернаторов и роли пиарщиков. Упоминаются и недавние аресты в Коми.

«Как известно, интереснее всего наблюдать за наблюдающими, особенно если они особо заинтересованы. Другая народная мудрость гласит, что наблюдать за тем, как кто-то делает свою работу, можно бесконечно — например, работу Следственного комитета.

Когда был взят под стражу губернатор Сахалинской области, это вызвало некоторое оживление и отдельные реплики на тему региональных традиций: от Соньки — Золотой ручки к Саньке — Бриллиантовой ручке. Пардон за фамильярность, но это тоже народное творчество.

Совсем другое дело — реакция публики на задержание и арест целой группы чиновников и бизнесменов, включая главу Коми, обвиненных не только в коррупции, но и в организации преступного сообщества. В этом случае спектр откликов был самым широким — от обвинений или, наоборот, приветствий наступления «нового 37-го года» до не менее привычных пикейно-жилетных умозаключений о подковерной борьбе олигархов.

Самое удивительное и печальное, что никому в голову не пришла самая простая и прямолинейная разгадка этого нового «фокуса власти»: если профессионалам оперативных служб и следствия просто дать делать свое дело, не втягивая их в политику и ограждая от политических влияний, то скорее рано, чем поздно, общество получит необходимый результат в виде раскрытых дел, в том числе и самых сложных. Вот и весь секрет.

И кстати, более всего насмешил вброс о якобы сверхсекретной группе следователей, работающих в регионах по коррупции, имена которых даже их начальство не знает. Но при этом авторам вброса удалось взять у них интервью. Уже смешно, особенно для знакомого с нормами УПК РФ, определяющими права и порядок работы следователей «от и до».

***

Мы не на выборах и не в рыночной конкуренции встретились. Оказание политического давления на следствие или суд зачастую приводит к прямо противоположным итогам.

Задумайтесь сами или хотя бы проконсультируйтесь у грамотных юристов, задайте им вопрос: почему в одном случае, как на Сахалине, коррупционеров привлекают самих по себе, а в другом, как в Коми, квалифицируют всех вместе как преступное сообщество? Чем отличается организованная преступность от просто круговой поруки, когда все обо всех знают или догадываются, но не выносят сор из избы? Именно этим самым — наличием организаторов, распределением ролей и планированием не только самих преступлений, но и способов противодействия правоохранителям. Среди таких способов бывает и политическое, и информационное давление на следствие с целью затруднить и дезорганизовать его работу. И не суть важно, что часть такого плана противодействия названа медиапланом.

Возможно, что организаторы такого «пиара» пока не перешли грань, которая отделяет просто круговую поруку от организованного преступного сообщества, — квалификация их действий зависит от следователей.

Здесь я прошу лишний раз заметить и занести в протокол — речь не о критике СМИ, которую мы всегда слышим, а о целенаправленном планировании давления на следствие по конкретному делу. Нас в Следственном комитете вообще не интересуют все эти политические игры и пиарщики как класс. Им всего лишь нужно по заветам О. Бендера чтить УК. А наша задача — борьба с коррупцией, нейтрализация преступных сообществ.

Кстати, в Сыктывкаре среди фигурантов дела об организации преступного сообщества есть чиновник, отвечавший за информационную политику при главе региона. Хотя бы этот пример показывает, что бюджетные средства лучше тратить на социальную сферу и никакой затратный пиар не влияет на судьбу коррупционеров. Им наблюдать за нашей дальнейшей работой придется из мест не столь отдаленных».

Источник

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Комментарии