Общество

Александр Минкин: бандитов арестовали, а крышу оставили

Г-н президент, зная о ваших заботах планетарного масштаба: о принуждении Обамы к встрече один на один; о руководстве правильным развитием Сирийской войны; о грядущем выступлении в ООН, где вы готовились объяснить миру его очевидную бестолковость… Извините. Начал перечислять ваши глобальные задачи и понял, что список бесконечен. Вы перегружены великими делами; что вам до какого-то Коми. Или — до какой-то; мы же не твердо знаем: Коми — это он (регион) или она (республика).

Но теперь, когда ООН и Обама позади, вежливо спросим: г-н президент, вас ничего не удивило в сообщениях о задержаниях, обысках, арестах комической верхушки?

Глава Коми, его первые и вторые заместители, министры, мэры и пр. (их уже два десятка, если не больше) — все эти чиновники с их часами, пачками долларов, золотыми батонами, самолетами — обычный набор высокопоставленных воров… Неужели взяли всех?

Зачарованные очередной свалкой валюты и драгоценностей, никто, кажется, не заметил опасное мутное пятно в списке арестантов, опасную недостачу.

Глава, его замы и пр. воровали, грабили, мошенничали годами. А где были зоркие органы?

Перечислим во избежание недомолвок и превратного толкования. Где были главы МВД Коми, ФСБ Коми, прокуратуры Коми и Следственного комитета Коми?

Чтобы вы, г-н президент, не утруждали секретарей, ответим сами на свой вопрос. Все эти блюстители и правоохранители были там, в Коми.

Глава ФСБ Коми не новичок, за плечами Академия ФСБ, в органах государственной безопасности служит с 1987 года.

Руководитель Следственного комитета Коми Басманов — Почетный работник прокуратуры РФ, Почетный работник Следственного комитета при прокуратуре РФ, Почетный юрист Республики Коми, награжден медалями Следственного комитета РФ «За верность служебному долгу», «За заслуги», «За безупречную службу» I, II и III степени, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Вы слышите, как торжественно звучит: Верность Долгу! Заслуги перед Отечеством! Безупречная Служба трех степеней! Можно ли обижать таких заслуженных? А уберешь —- на кого тогда опираться?

Г-н президент, вы же не хуже нас знаете, как в регионах устроена жизнь начальников. Общая баня, шашлыки, дни рождения и дарение часов, рыбалки, телки, яхты, охота…

Вероятно, не ошибемся, если скажем, что главы этих ведомств и арестанты провели последние годы в горячих объятиях друг друга. Господи, сколько элитного спиртного выпила эта элита за здоровье друг друга, обмывая ордена и другие государственные награды.

Кадр из телесюжета с замазанными портретами Путина и Медведева

Кадр из телесюжета с замазанными портретами Путина и Медведева

Сообщая о первых задержаниях, представитель Следственного комитета Маркин сказал: «Данное преступное сообщество отличалось масштабностью своей деятельности, межрегиональным и международным характером преступных действий, сплоченностью, тесной взаимосвязью руководителей и участников преступного сообщества». И добавил, что «первые эпизоды дела относятся к 2006 году».

Г-н президент, эта банда орудовала 10 лет. Какая волшебная слепота разом поразила всех сыщиков и надзирателей за сыщиками? Поразила на годы.

Министр внутренних дел Коми Жуковский работал в этой должности с 2011 до 2015 года. Начальник Управления ФСБ Коми работает с 2011 года. Главный прокурор Коми работает с 2011 года. Орденоносный начальник Следственного комитета Коми работает там с 2007 года…

Если не видели грабежа — бездарные, тупые бездельники. Непонятно, как стали генералами. Или наоборот: зрячие, высокопрофессиональные, но — «боялись спугнуть».

За эти годы наверняка были бесчисленные жалобы, бесчисленные вопли о помощи. Не могло не быть. Значит, генералы вдобавок глухие.

Или — что очень вероятно — работали крышей?

Они там боялись спугнуть своих товарищей, а московские руководители, в свою очередь, боялись спугнуть своих подчиненных.

Где генералы Коми? Уже уплыли на свои острова в океане? Улетели на своих самолетах? Или зачищают, замывают следы — объясняют понаехавшим следователям, куда смотреть, а главное — куда не смотреть.

Гроза, видимо, их минует. Точно так же гроза миновала сыщиков, чекистов и прокуроров, когда взяли сахалинского губернатора Хорошавина. Все по шаблону: берут Васильеву, но не берут Сердюкова…

***

Г-н президент, люди, которые день и ночь стараются сделать вам приятное, скажут, как обычно, что вы тут ни при чем. Что это дело независимого следствия, независимого суда… Но ведь есть еще независимая пресса. Ее долг — сообщать о проблемах, а не замазывать их и не отмазывать начальников.

Когда мошенники, чтобы пустить высокому начальству пыль в глаза, красят траву и замазывают трещины в стенах, им плевать на людей, плевать, что дом рухнет (ведь замазка не удержит, не спасет).

Открывать людям глаза на воровство, рейдерство и бандитизм местных властей должна, по идее, местная пресса. Иначе на кой она нужна. Но первое, что делает новоиспеченный губернатор (еще до инаугурации, до предсказуемого результата «выборов»), — устанавливает жесткий и полный контроль над региональными СМИ. Главы регионов кормят свои газеты, радио и ТВ — дарят им сотни миллионов, а то и миллиарды в год; покупают молчание и холуйство.

А потом в местной прессе восторги, а в народе — презрение к прессе. Такая только на подачки и может существовать. На страницах и на экранах портреты местного царька — то роды у коровы принимает, то какого-нибудь ребеночка целует… И — ни слова о махинациях владыки. Эта «пресса» молчит за государственный счет.

А потом: «Ах, какой пассаж!» — и торопливое замазывание лица, которое уехало из кабинета в наручниках.

Вообразите, г-н президент, какой жалкий вид сейчас у журналистов Коми, которые годами восхваляли Гайзера. Они же просто в дерьме с головы до ног.

***

Когда по ТВ показывали задержание главы Коми, все зрители теленовостей видели над его столом два портрета в рамках: президента и премьер-министра России. Спустя неделю в передаче «Человек и закон» народу показали точно те же кадры, ту же самую съемку. И все, у кого есть глаза, увидели: на стене кабинета главы Коми безобразные грязные пятна в тех же самых рамках.

Совсем убрать со стены эти рамки технически было бы гораздо проще, чем убирать драгоценные часы с какой-нибудь влиятельной руки. Гладкая стена, никаких теней, никаких случайных отражений в полированной мебели и прочих фотошопистых проблем. Но мы не о технике. Мы пишем вам о настроении умов, о шаткости убеждений.

Невозможно вообразить, чтобы в эпоху Сталина, арестовывая очередного командарма, или наркома, или какого-нибудь республиканского владыку, кто-либо решился замазать портрет вождя. Такого расстреляли бы в ту же ночь; и замазчика и всех свидетелей. Ибо это замазывание означает, что в голове у замазывающих есть идея, будто люди могут подумать об ответственности вождя за безобразия арестантов; или, не дай бог, о его покровительстве гадам.

Кто опасается, что люди могут так подумать, тот, значит, сам в душе так думает. Согласны? Вы же хороший психолог.

Г-н президент, что толку посылать в Коми новых начальников, если там осталась старая орденоносная крыша с кое-как замазанными трещинами.

Оригинал

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Комментарии